Космическая точность

Итак, начало расцвета застоя. На страну надвигается очередной съезд. Конечно ПАРТИИ. И не было в те времена человека, задавшего бы идиотский вопрос- какой? Вся страна встала на вахту, на трудовую и боевую. И навстречу этому съезду понеслись рекорды, свершения и достижения. Ибо наша цель – коммунизм, и верной дорогой идем.

И не отставали советские ракетостроители. Наоборот, они были впереди, готовые понести на своих изделиях зарю коммунизма в любую точку земного шара. И уже референты в ЦК, готовившие речь Лично Товарища Генерального Секретаря, интересовались насчет строчки в докладе, дескать, что “в ответ на происки, экспансию и развертывание по всему миру”, наша самая мирная страна (опять таки во всем мире) напряглась и достойно ответила разработкой системы ну, допустим, “Звездочка”. Итак, нужен был ПУСК! И срок перенести было нельзя, ибо его определял не план, не технология, не астрономия, а съезд партии. И эта штука посильнее всех остальных вместе взятых.

Первый запуск. Стартовав откуда положено, ракета несется через всю страну на очень дальневосточный полигон. Летит хорошо, быстро. Но чем ближе к цели, тем как-то неувереннее определяет куда собственно нужно лететь дальше. Тревожно звенят и мигают датчики телеметрии. Ракета натуральным образом испытывает полную потерю ориентации в безвоздушном пространстве. Это сейчас народ на фразу о неправильной ориентации понимающе подхихикнет. А тогда смысл был однозначным – летит дура выше стратосферы незнамо куда. Отдается команда на срочный подрыв, пока не улетела куда-нибудь через полюс. Этакий голубь мира, а вместо договора о разрядке – грузо-габаритный макет боеголовки.

Разбор полета. Собрание комиссии. Вернее совет конструкторов, по горячим следам. Тягостное молчание. Вместо звездочек на погоны, на грудь, на знамена КБ и заводов вырисовывается “звездец” во все отверстия и органы, как естественные, так и партийные.
-Ну что, товарищи, – начал председатель, – картина такая. Пролетев N километров, на NN секунде полета изделие начало блудить и метаться как банда мартовских котов на складе валерьянки. По телеметрии видно, что датчики ориентации не смогли найти нужные звезды. Хотя поначалу все было в полном порядке. И оптика здесь не причем. Гироскопы, корректирующие положения объективов при движении ракеты не смогли их точно направить, потому что подверглись нарастающим заштатным вибрациям. В результате картина звездного неба просто размазалась, как у близорукого алкаша во время эпилептического припадка.
– Что будем делать, товарищи?
Понятно, что за вопросом “Что делать” скрывается “Кто виноват?”. А попробуй, определи. В ходе жаркой дискуссии выясняется, что крайних нет. Замкнутый круг положительной обратной связи. Плюс резонанс.
КБ БО: (блока ориентации)
– Гироскопы не справились, потому что они работают на отклонения, а не на дрожание и вибрации. Для этого есть система подвески. Ее разрабатывали вместе с КБ, делавшим саму конструкцию ракеты – КБ КР. И подвеска держит заданные “же” и герцы амплитуды. А для других режимов надо новую подвеску, будет она тяжелее, а запаса по весу нам не дают, все до грамма рассчитано. И потом все надо просчитать, испытать и отработать заново. Так что пусть или КБ КР делает конструкцию жестче, или КБ ракетного двигателя (КБ РД) убирает свою дрожь. В общем, вопрос не к системе подвески, а к ракете, подло передавшей и усилившей лишние вибрации от двигателя.
КБ КР: (конструкции ракеты)
– Плохо, что КБ БО не заложил запаса по вибрации. Надо было подумать о запасе. А к конструкции претензий нет, она то все выдержала. И тронуть ее не можем, если надо что усиливать, то будет она тяжелее, а запаса по весу нам не дают, все до грамма рассчитано. И потом все надо просчитать, испытать и отработать заново, это долго, сложно. Так что пусть или КБ БО подвеску делают мягче, или КБ РД убирает свою дрожь, это их движок заставил нашу птичку так трястись.
– А потому заставил, взвились конструкторы из КБ ракетного двигателя, – что во-первых эта ваша конструкция плохо просчитана на резонансы, на изменение массы по мере выгорания топлива. А вы еще хотите наворотить незнамо каких усовершенствований. Вы со старым сначала разберитесь, а у нас все точно рассчитано, до грамма тяги и герца вибрации.
А во – вторых движок и начнет излишне реветь, если ему блок ориентации начинает выдавать команды лететь сразу в разные стороны. Вот вдобавок к маршевому и заработали все двигатели корректировки курса сразу во всех плоскостях и направлениях. Вы нам дайте правильный курс, как было на начальном этапе, и двигатель спокойно доставит всю вашу хренотень со всеми гироскопами куда надо.
-Так, товарищи, вмешался председатель – правильный Курс нам указывает Партия. Кстати, напомнил он, – скоро съезд. Чем порадуем ЦК?
Опять повисла тягостная тишина. Все понимают, что ТАМ, не будут вникать в технические проблемы взаимосвязи. Крайними будут все. И спасаться надо вместе. Вместе с ракетой.
Главное большой проблемы и нет. Сделать подвеску блока ориентации покрепче и помягче, где надо усилить элементы корпуса и учесть передачу вибрации от двигателя по этим самым элементам. Чистая механика и сопромат. Но сроки! Пока все взаимосогласуешь: Так что нужно простое нестандартное решение. И чтоб сделать его можно было на уже готовящейся к запуску второй ракете.
– Ты это, спросил председатель у главного “звездного ориентировщика”, – ты просто скажи, тебе чего надо, чтоб навестись на звезды.
– Так ведь знамо чего, стабильности и покоя. А это, если по уму, система всяких пружин и подвесов, демпферов и стабилизаторов.
– А если нет. Можно как-то по-простому?
– А по-простому, тупо – тогда массивное основание, чтоб всякая дрожь гасилась на хрен.
Чем тяжелее, тем лучше. Просто взять и привинтить гироскопы к охрененно тяжелой, подвешенной хоть на рессорах от паровоза железяке. Но где я вам возьму это в ракете? Все ж рассчитано – пересчитано.
– Слышь, задумчиво сказал, возя пальцем по сукну стола, главный двигателист,
– охрененно тяжелая, это сколько?
– Охрененно тяжелая, значит и килограмм в ней до хрена.
– Тебе полтонны хватит?
За столом тягостная тишина сменилась на звенящую.
– Полтонны хватит. Вполне. А где это в ракете такое есть?
– В ракете нет. Пока нет, но есть ЗАПАС ПО ТЯГЕ! Так, на всякий случай заложили. Может, конечно, и движок от этого так ревел, что мощнее получился. В общем, полтонны я гарантирую.
Все вопросительно посмотрели на КБ КР. Те судорожно двигали логарифмические линейки, бормотали что-то про площадь круга и удельный вес железа.
– В общем, так, берем листовую сталь, миллиметров 100 толщиной, (председатель пометил в блокноте: – спросить на танковом заводе пару листов сотки покрепче), вырезаем блин по диаметру отсека. Вес получается около 500 кг. Заодно этим усиливаем жесткость конструкции. По нагрузкам на корпус и по прочности есть запас, тоже заложили на всякий случай, переделки почти никакой.
Взгляды переместились на представителей КБ БО.
– Господи, пятьсот килограмм, блин в 100 мм, значит, все крутильные моменты не учитываем, все изгибы умножаем на ноль, да тут действительно хватит поставить в 3 плоскостях рессоры! И даже рессоры не надо, наша система подвеса выдержит эти полтонны, был ведь запасец, не хватало то чуть-чуть самОй инертной массы. Так что может и в 400 или даже 300 кг уложимся. Как влитая будет сидеть и лететь…
Тишина за столом сменилась бурным обсуждением, ведь все-таки это были Конструкторы и Инженеры, с самой большой буквы. И когда задача из административной стала чисто технической, решение в первом приближении было проработано буквально за час. Верное, заметим, решение, ибо учитывало самое главное – СРОК!
И очень вскоре был другой день, и был второй пуск, и пролетела ракета над 1/6 шара как “вдоль по Питерской”, не отклоняясь от Истинного Курса. Вот только воронка, говорят, была на месте падения побольше обычного, ну да этого пусть супостат боится.

отсюда

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *