Патриотическая лапша

В то время, как все прогрессивное человечество русскоязычное коммьюнити обсуждает правильность раскрашивания культового сериала про штандартерфюрера Исаева, по ОРТ показывают очередной свежевыпеченый сериал “про войну”.

Называется он “Застава Жилина” и повествует о героическом хлопце из Смоленска. Первые серии шли сравнительно неплохо, но затем число ляпов стало зашкаливать все мыслимые пределы. Создатели фильма явно в армии не служили, а на более-менее вменяемых консультантов просто пожмотились. Я молчу про заставу непосредственно на берегу Буга, атаку немцев толпой по дороге, розовый танк  и одиночные шальные снаряды, прилетающие исключительно в нужный момент.

Первый звоночек в голове прозвенел, когда польский мальчик Анджей игрался на чердаке дома, стоящего на краю аэродрома (военного, кстати) с оставшимся с 39 года пулеметом “Брен”.

С самой моделью пулемета, на удивление, историческая правда была более-менее соблюдена. Пулемет на то время (имеется в виду 1939 год) уже производился, но только один год, и в Войско Польское мог попасть лишь теоретически. Скорее всего имелся в виду похожий внешне “Мадсен” тоже с магазином сверху. Но:

Во-первых, наличие дома на краю аэродрома нонсенс

Во-вторых, даже если б такой дом стоял, то никаких “польских шпионов” в нем бы не жило

В-третьих, если бы даже и жили, то дом бы обшмонали и все оружие, крупнее рогатки, нашли и реквизировали

В-четвертых, оружие, не законсервированное и не упакованное, ржавеет очень быстро.

Реальные нестыковки начались, когда Жилин убегает из лагеря и оказывается в каком-то городке посреди Германии.

Сначала меня приятно удивило обращение полицаев “Grüß Gott”, а не каноническое “Guten Tag”. Это приветствие применяется в Баварии, Швабии и в Австрии.  Антураж в виде околоальпийской местности и архитектуры домов тоже соответствовал. Но затем было упомянуто, что Жилин работал на шахте в Восточной Саксонии, где и слов-то таких не знают. Чего делали фельджандармы на мотоцикле с пулеметом в тихой и спокойной Германии, я тоже не понял.

Затем Жилин, раздобыв какие-то мужские шмотки в доме незамужней женщины идет в кабак. В любом городке на новое лицо в кабаке мгновенно обращают внимание, здесь же – полный пофигизм. Затем наш герой кладет гору трупов и спокойненько идет на призывной участок, воспользовавшись документами неудачно попавшего под раздачу мужика.

Большой вопрос: а как он закосил под местного? Даже если он учил в школе немецкий на “5 с плюсом”, то местного диалекта он знать не мог в принципе. Пример – см. выше: много из вас, даже учивших немецкий в [пост]советской школе знает фразу “Грюсс Готт”?

Я живу в немецкоязычных краях уже 8 лет, болтаю очень недурно, но акцент все равно имеется, и за местного меня никто в здравом уме не примет, стоит мне только открыть рот и сказать пару фраз.

Я уж молчу, какой шухер поднялся бы после обнаружения убиенного в сортире офицера…

Затем Жилин попадает к “своим”, которые летом 1942 года уже носят погоны.

После года (!!!) разборок в фильтрационном лагере приезжает его старый сябар замполит с заставы и торжественно вручает Жилину погоны лейтенанта госбезопасности. В этот момент я реально упал под стол…

еще одну детальку нарыл на анекдот.ру:

Так там в одном эпизоде Герою мерещится его
Возлюбленная. И во время их разговора они приводят всевозможные эпитеты,
характеризующие силу их любви. Так там дважды (в первый раз я подумал,
померещилось) прозвучало: “… любовь “атомная”..”!?
И это за пару-тройку лет до атомного оружия, когда слово “атом” было
узкоспециальным и уж никак не увязывалось с силой страсти!
Ничего себе анахронизмы по Центральному ТВ !

В предпоследней серии за 10 минут Жилин превратился из лейтенанта (в поезде) в старлея (в церкви-загсе) и затем снова в лейтенанта (в в/ч по месту назначения).

Ждем последней серии…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *